Майкл и Дженнифер говорят о работе в «Декстере» - 22 Сентября 2013 - Первый русскоязычный фан-сайт Майкла С. Холла

Понедельник, 05.12.2016, 19:34
Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2013 » Сентябрь » 22 » Майкл и Дженнифер говорят о работе в «Декстере»
Майкл и Дженнифер говорят о работе в «Декстере»
03:45

Для издания TV Guide. После восьми сезонов, более сотни убийств и такого количества крови, которое мы даже не можем вообразить, сериал «Декстер» подходит к концу.
Сначала Декстер Морган был серийным убийцей, неспособным к наличию эмоций или истинным человеческим отношениям. Но в течение восьми сезонов, он познал любовь, потери, страдания и обрел истинную дружбу с его сквернословящей сестрой Деб, доказывая, что у него есть способность к чувствам. Станет ли последняя серия шоу крушением жизни Декстера?
Майкл С. Холл и Дженнифер Карпентер оглядываются на восемь сезонов, заполненных убийствами и острыми ощущениями.

Что изначально привлекло вас в «Декстере»?

Майкл С. Холл: Я думаю, что смелость самой идеи – авторы приглашали зрителя идентифицировать себя с серийным убийцей. Это было похоже на сумасшедшее предложение, которое стало бы невероятно захватывающим, если бы мы смогли его осуществить. Очевидно, что шоу сконструировано таким образом, и персонаж представлен так, что зритель может отождествлять себя с ним. В самом сюжете, изначально, заложена возможность оправдывать действия героя. Кроме того, повествование постоянно эволюционировало и в конце - Декстер обнаруживает себя в такой ситуации, которую я даже не мог себе представить, когда мы начинали.
Дженнифер Карпентер: Сценарий был словно здоровенный грузовик. Его нельзя было не заметить. Он просто прокатился по мне, и это было весьма бодрящим, в отличие от всего, что я когда-либо читала до этого или видела по телевизору. Другая вещь, которая привлекла меня – это большая занятость. До этого я снялась в комедии «Белые цыпочки» с братьями Уэйанс и в ужастике «Шесть демонов Эмили Роуз», но я была не слишком востребована, и мне не очень-то хотелось оставаться безработной. Я - дочь своего отца, а он работал на заводе всю жизнь, так что я просто не могу сидеть без работы. Возможность трудоустройства была очень привлекательной для меня.

Что в Декстере Моргане сделало его приятным и симпатичным персонажем?

Майкл С. Холл: Конечно, тот факт, что он убивает только других убийц, а не тех людей, которые не так на него посмотрели. Людям нравиться отождествлять себя с ним, потому что он нашел свой способ контролировать хаос. Он также интригует тем, что на полном серьезе заявляет о своей неспособности к человеческим эмоциям, и зритель, с самого начала, с подозрением относится к этому заявлению. Даже если мы думали, что палитра его чувств крайне блеклая, несмотря ни на что, мы ощущали, что Декстер испытывает голод к истинным человеческим эмоциям. Голод, который довольно удачно эксплуатировался Ледяным убийцей (Кристиан Камарго). И с течением повествования – этот голод эксплуатировался снова и снова на различных, более глубоких и более рискованных уровнях.

Как глубоко, психологически, тебе пришлось погрузиться в образ серийного убийцы?

Майкл С. Холл: Я из тех, кто любит проводить исследования, чтобы подготовиться к роли и, конечно, я заинтересован в привлечении моего собственного опыта - до определенной степени. Но я, правда, думаю, что большая часть перевоплощения в Декстера состоит в том, что неизбежно требует большой творческой фантазии, так как я не собирался выходить на улицу и отнимать жизни у людей, чтобы понять, как чувствует себя серийный убийца. Мне не нужно досконально знать, на что это похоже, чтобы воплотить в реальность необычную жизнь персонажа. Откровенно говоря, если бы я старался как можно глубже проникнуть в психику убийцы – это не помогло бы мне лучше сыграть роль, потому что у меня совершенно иные склонности. У меня есть свои страсти, но, определенно, другого рода.

Дженнифер, а как ты готовилась к роли?

Дженнифер Карпентер: Поначалу, я бы не сказала, что мы с Деброй были хотя бы похожи. Нас уж точно нельзя было спутать друг с другом, но я была зеленым новичком и Деб – тоже была такой. Когда вы снимаетесь в сериале, у вас нет четко установленного срока для того момента, когда вы попрощаетесь с персонажем и вам приходиться, длительный период времени, жить с вашим героем бок о бок. Поэтому я взяла на вооружение некоторые черты характера Дебры, чтобы сохранить ее персонаж живым и правдивым. Но я также должна была использовать свое воображение, чтобы сделать ее обособленной и далекой от меня. Так что самое сложное – это держать дистанцию между собой и персонажем. Либо я работала над чем-то для себя, полностью забывая о Деб, либо я брала отпуск от самой себя и действительно наслаждалась придуманной личностью.

Расскажите об эволюции Декстера и Дебры.

Дженнифер Карпентер: Когда я оглядываюсь назад, то понимаю, что это было нелегко. Это не была та работа, на которой я когда-либо могла расслабиться. Творчески, я очень благодарна за это. Но Деб – такой сложный персонаж. Она кружилась как волчок снова и снова и просто не могла найти место для остановки. Иногда, я просто завидовала Голосу за кадром. Мне жаль, что у Деб, время от времени, не было возможности высказаться, потому что иногда - я понятия не имела, что с ней делать. Но в тот момент, когда режиссер говорит: «Мотор» - нужно, так сказать, нажать на спусковой крючок и принять решение. Часто я так и делала, хотя, временами, выходила на съемочную площадку со страхом, растерянностью и трясущимися поджилками. Часто мое состояние можно было описать теми прилагательными, которые так любит использовать Дебра. В ее истории было много света, в начале, но, к сожалению, появилось много тьмы - в конце. Уже в первых сезонах я, подспудно, чувствовала, что у сказки Деб не будет счастливого конца.
Майкл С. Холл: На протяжении шоу было множество поворотов и завихрений, которые определенным образом влияли на Декстера, заставляя его развиваться и меняться. Чтобы играть такую роль, в конечном счете, потребовалась большая гибкость, с точки зрения моих первоначальных убеждений, так как они были поставлены под сомнение и должны были трансформироваться вместе с повествованием.

Случалось так, что вы были не согласны с сюжетной линией, которую предлагали сценаристы?

Дженнифер Карпентер: Когда речь пошла о чувствах Дебры к ее брату, и мы обсуждали тот самый момент – ну, Вы знаете, сцену, где Декстер и Деб едят китайскую еду, а затем целуются? Эта сцена, изначально, была по-настоящему любовной и я совершенно не собиралась этого делать! Вот, что первое приходит на ум! Я сократила эту сцену до очень быстрого и короткого поцелуя.
Майкл С. Холл: Для меня, самым важным в любой сюжетной линии было то, как мы ее снимем. Иногда, я просил что-то убрать, когда чувствовал, что сцена не согласуется с моим пониманием правды о Декстере. У меня, как ни у кого другого, всегда был аппетит к тому, чтобы зайти вместе с персонажем как можно дальше, например, показать как он чертовски расстроен и полностью вышел из себя. Но поскольку мы не хотели взрывать все вокруг, устраивать аварии или поджоги, то должны были заставить его сохранять хоть какое-то ощущение контроля над своим миром и самим собой.

Какая ваша любимая сцена в сериале?

Майкл С. Холл: Их много, но я всегда возвращаюсь к той сцене, где Декстер узнает историю своего происхождения и впечатывается лицом в пол комнаты, заполненной кровью. Это было в 10-ом эпизоде первого сезона. Было что-то необычное в том, чтобы играть в такой сцене, даже в подготовке камер были сложности - мы могли снять этот момент только один раз, потому что было очень сложно повторно воссоздать «кровавую комнату».
Дженнифер Карпентер: Было много сцен, которые я боялась играть, например, когда Лэнди (Кит Каррэдайн) умирает на автостоянке. Я была в полном раздрае и не хотела это делать. Я не хотела играть эту сцену. Я также не хотела стрелять в ЛаГуэрту (Лорен Велез). Это, странным образом, было травмирующим. Когда ты так долго снимаешься в сериале – происходящее в нем становится, в некоторой степени, реальным. Лично для меня – играть эти сцены было болезненно. Но они, в свою очередь, мои фавориты, потому что большой риск – приносит немалое вознаграждение. Этот опыт научил меня тому, как важно и замечательно работать с хорошими людьми.
Одна из самых трогательных сцен, которые я когда-либо играла – это сцена с Квинном в финале. У нас была совместная сцена в машине скорой помощи. Это было невероятно - как будто любовь, которая существовала между этими двумя персонажами, теплилась между нами, и ее можно было увидеть и осязать - это разбило мне сердце. Поскольку я не знаю, буду ли я когда-нибудь работать с другим актером, с которым прошла такой долгий путь как с Десмондом.
Вообще я предполагаю, что каждый момент в этом шоу - мой любимый, потому что чувствую, как мне повезло! Ведь есть множество других актрис, которым просто было лень встать с кровати, чтобы пойти на прослушивание в тот день, и поэтому мой день задался.

Кто был вашим любимым злодеем?

Дженнифер Карпентер: Джон Литгоу, потому что он был плюшевым мишкой при дружеском общении и медведем гризли в работе.
Майкл С. Холл: Троица, потому что он является наиболее сложным и грозным противником и он больше всех похож на Декстера, с точки зрения того, что Троица пытался жить обычной жизнью. Он мой любимый злодей еще и потому, что жизнь Декстера реально разделилась на «до и после» убийства Риты. До этого момента, действия Декстера никак не сказывались на близких ему людях. С тех пор он изо всех сил старается защитить небезразличных ему людей от того, кто он есть.

Майкл, а есть ли у тебя любимое убийство?

Майкл С. Холл: Мое любимое убийство - то, которое я совершаю в данный момент — вот, что сказал бы Декстер. А я всегда вспоминаю Маленького Чино (Мэтью Виллиг), потому что он был чертовски крупным. Притворятся, что я могу завалить такого «автобыка» как выразилась Деб – это довольно волнительно.

Дженнифер есть ли у тебя любимое ругательство Деб?

Дженнифер Карпентер:
Отчасти странно слышать этот вопрос теперь, потому что я уже отошла от своего образа. В спортзале, этим утром, играла песня Робина Тика, и кто-то упомянул, что она, возможно, об изнасиловании на свидании. Песня называется «Невнятные отношения» и там повторяются слова: «Я же знаю: ты хочешь» снова и снова. И такие песни постоянно крутят по радио и телевидению. Это просто грубо и отвратительно, и это меня бесит, если честно. Я вроде бы должна оправдывать такие вещи из-за Деб, потому что мат – это ее эффективный инструмент, который заставлял людей обращать на нее внимание. Ругань реально стала для Деб подспорьем. Но это не было пошло. А если я скажу сейчас: «Я любила, когда она говорила матерные слова или выдумывала странные миксы из разных ругательств» - это прозвучит пошло и мне бы не хотелось, чтобы это было так.

У Декстера было несколько любовных увлечений за эти годы, включая Риту, Лейлу, Люмен и Ханну. Майкл, кто, по-твоему, был самой правильной подругой для него?

Майкл С. Холл:
Я сказал бы, что Ханна, потому что она искренне влюбилась в Декстера – она не завидовала ему, не пыталась подчинить и не испытывала какие-то фетишистские чувства к его персоне. Она приняла его таким, какой он есть, и доверилась ему. Я думаю, что, отчасти, из-за любви к ней Декстер самостоятельно решил открыться навстречу тем понятиям, которые никогда не затрагивали его прежде.

Что стало поворотным моментом в сериале?

Майкл С. Холл: Появление Ледяного убийцы и смерть Риты – фундаментальные моменты на ранних стадиях повествования: когда Декстер узнает свою историю, узнает, что у него есть брат и что у него есть стремление к связи с ним, а затем - любовь к сестре превосходит его желание воссоединиться с братом. В первых двух сезонах, Декстер не ожидает и даже не знает, что он способен испытать или оценить такие чувства.
Но после – погибла Рита. Из-за Декстера пострадал кто-то, с кем у него была настоящая, законная связь - его жена, от которой у него родился ребенок. Кто-то другой, близкий Декстеру, оказался вовлеченным в его опасную игру и разделение жизни на темную и светлую стороны, которое он успешно культивировал, начинает разваливаться, а грани между мирами начинают стираться и исчезать. Каждый сезон и все отношения Декстера, в дальнейшем, эксплуатируют его реальный аппетит к нормальным отношениям и откровенности. Таким образом, чем больше он движется к свету, тем мрачнее, на ярком контрасте, становится тьма. Чем больше он похож на человека, тем темнее его второе «я», учитывая тот факт, что он продолжает убивать.

Как вы реагируете, когда фанаты говорят, что четвертый сезон был лучшим за всю историю шоу?

Майкл С. Холл: Я понимаю, почему многие так считают. Основные сюжетные линии шоу завязаны на противостоянии Декстера с некоторыми грозными противниками, которых он, так или иначе, побеждает - это самая интригующая и напряженная часть шоу. А Троица - был самым ужасающим и опасным противником, с которым Декстер когда-либо сталкивался.
Дженнифер Карпентер: Забавно, но, похоже, что незнание – действительно может быть счастьем, потому что я, каким-то образом, умудряюсь быть в неведении относительно успехов сериала. Даже сейчас, когда люди говорят мне что-то про шоу, я отношусь к этому скептически и спрашиваю: «Кто тебе это сказал?». Я не могу себе представить, что люди, реально, пристально следят за перипетиями нашего сериала… Значит, четвертый сезон был лучшим? Я не знаю. Я не слишком доверяю людям, которые пишут комментарии в Интернете. Я стараюсь читать поменьше отзывов. Это их дело. Если люди думают, что четвертый сезон лучший, то они правы, потому что если поклонники обсуждаю сериал – это уже успех.

Если четвертый сезон был лучшим, то какой был худшим?

Майкл С. Холл: Трудно быть объективным, даже в качестве зрителя. Я смотрю на сезоны в целом и вижу, что есть моменты более разочаровывающие, с точки зрения, общей эволюции персонажа. Но определенно есть и необычайно волнующие моменты, которые, до сих пор, заставляют меня задумываться.

И ты ничего не хотел бы изменить?

Майкл С. Холл: Я думаю, что Декстеру надо было убить сына Троицы, когда он отправился в Небраску в 6-ом сезоне. Помните, когда появился «призрак» Ледяного Убийцы, а Иона утверждал, что видел, как его сестру и мать убил Троица. Но Декстер знал, что это невозможно, так как Артур Митчелл был уже мертв. Иона сам убил свою мать. Я думаю, что Декстер должен был убить сына Троицы в любом случае.

Как вы относитесь к тому, что в заключительном сезоне мы возвращаемся к началу и узнаем, как был создан кодекс?

Майкл С. Холл: Я никогда не был особо заинтересован в том, чтобы шоу стояло на месте. Конечно, можно было идти более строгим и жестким путем, оставаться приверженцами кодекса, следовать аналогичной формуле и «Кого Декстер собирается убить на этой неделе?» - стало бы основным вопросом, который занимал бы зрителей. Но у нас было желание бросить вызов привязанности аудитории к персонажу. Декстер – это человек, живущий по кодексу, привитому отцом, который, возможно, был гениальным папой, с нестандартным мышлением, но с другой стороны – он обидел сына. Декстер - прирожденный бунтарь и его почти нереально загнать в рамки. Он не может всю жизнь играть роль, отведенную ему самозваным божеством в образе отца, особенно после того, как в последнем сезоне он обнаруживает, что у него есть духовная мать. Раз уж он собрался бунтовать, то, прежде всего, восстанет против кодекса и будет играть быстрее, свободнее и по своим правилам. К нему всегда, в конце концов, приходит понимание, что кодекс защищает и оберегает его. Но мы не всегда вовремя усваиваем урок. Иногда мы усваиваем его слишком поздно.
Дженнифер Карпентер: Все эти годы, прежде чем мы начинали снимать первый эпизод каждого сезона, мне давали сценарий больше похожий на обглоданные кости. Там не было никаких спойлеров. В этом году, мне лишь в общих чертах обрисовали, на что будут похожи первые три эпизода. И все основные, не касающиеся моего персонажа, события я должна была увидеть уже в эфире. Поэтому я ничего не знала насчет истории создания кодекса, но думаю, что идея с обновленной историей - довольно успешна.

Как вы относитесь к финалу сериала?

Майкл С. Холл: Мне нравится финал. Я чувствую, что концовка вполне может быть полярной. Я думаю, что нас ждет широкий спектр реакции на финал.
Дженнифер Карпентер: Я очень довольна финалом. Я получила все, на что могла надеяться для Деб. Я чувствую, что много раз, ради динамики повествования, делала то, что идет вразрез с моими представлениями о Деб. Так что мне было нужно, чтобы с ней поступили справедливо. И в конце - все чувствовали себя очень органично, естественно и правильно. Я знала, что авторы обсуждали три отдельных пути для завершения истории Деб. И когда я узнала, что они выбрали, я даже подпрыгивала от нетерпения, так хотела узнать, какие ходы были отсеяны.

Что, как вы надеетесь, аудитория вынесет из этого шоу?

Майкл С. Холл: Чувство того, что они побывали в путешествии, которое было последовательным, интересным, убедительным и объединяющим. Путешествии, которое началось в одном месте и закончилась в другом. Различные люди смотрели шоу по различным причинам, и я просто надеюсь, что пока сериал был в эфире – аудитория с искренним интересом льнула к экранам.
Дженнифер Карпентер: Это было самое удивительное шоу. Я чувствую, что все мы едва переводим дух и пыхтим у финишной черты. Чувствую, что мы, все вместе, пробежали марафон. Это странная вещь сказать аудитории: «Мы бежали для вас. Я надеюсь, что вы знаете, что мы усердно работали ради вас». И я надеюсь, что зрители это знают, хотя, возможно, у нас были взлеты и падения в течение этих восьми сезонов, что неизбежно, когда шоу снимается так долго. Но я надеюсь, что люди знают, что мы все делали искренне. Я хочу, чтобы они знали как эти восемь лет эмоционально дороги для всех нас. Я также ощущаю, что «Декстер» сильно поднял планку телевизионных шоу. Я собираюсь идти дальше с верой в то, что это правда, я собираюсь идти дальше и гордиться тем, что я была частью этого шоу. Я надеюсь, что теперь, благодаря «Декстеру», у зрителей будет еще более качественное телевидение.

Майкл, что ты чувствуешь, прощаясь со своим персонажем?

Майкл С. Холл:
Я чувствую, что все отлично. Если вы актер и играете персонаж достаточно долго, ваши чувства и ваши действия сплавляются с героем и он становится, своего рода, навязчивой идеей, так что я рад абстрагироваться от этого конкретного парня и переключиться на другие вещи.

Категория: Интервью | Просмотров: 1143 | Добавил: Michaelchallic | Рейтинг: 5.0/3
Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на michaelchall.ucoz.ru запрещено.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ САЙТА:
РАЗДЕЛЫ:
Видео [84]
Киноработы Майкла С. Холла [260]
О Майкле С. Холле [175]
Интересные факты [75]
От администрации [43]
Интервью [167]
Private life [76]
ВХОД:

КАЛЕНДАРЬ:
«  Сентябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
ПОИСК:
СТАТИСТИКА:

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
МИНИ-ЧАТ:
Русский фан-сайт Майкла С. Холла © 2016
Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта допускается только с размещением действующей ссылки на данный ресурс. Для корректного просмотра и работы сайта рекомендуем использовать браузер: Mozilla Firefox.
Сайт создан в системе uCoz