Майкл С. Холл, Дэниэл Рэдклифф и Дэйн ДеХаан говорят о совместной работе - 16 Ноября 2013 - Первый русскоязычный фан-сайт Майкла С. Холла

Суббота, 03.12.2016, 18:37
Приветствую Вас Гость | RSS

Главная » 2013 » Ноябрь » 16 » Майкл С. Холл, Дэниэл Рэдклифф и Дэйн ДеХаан говорят о совместной работе
Майкл С. Холл, Дэниэл Рэдклифф и Дэйн ДеХаан говорят о совместной работе
03:48

«Убей своих любимых» - фильм Джона Крокидаса и его режиссерский дебют. Это биографическая драма, проливающая свет на жизнь четырех известных поэтов: Аллена Гинзберга, Джека Керуака, Люсьена Карра, Уильяма Берроуза и формирование движения битников, у истоков которого они стояли.
Фильм, в основном, сконцентрирован на Гинзберге и том времени, когда он поступает в Колумбийский университет для изучения английского языка и литературы, а затем знакомится с Люсьеном Карром, который представляет его группе энтузиастов писателей. Среди них - Керуак, Берроуз и менее известный Дэвид Каммерер. Однако, в 1944 году, их отношения достигли переломного момента: Карр убил Каммерера и юным писателям приходится гадать, как разрешить сложившуюся ситуацию таким образом, чтобы все вышли сухими из воды.
На пресс-конференции, которая состоялась в отеле «Четыре сезона» в Лос-Анджелесе, корреспондент издания wegotthiscovered.com смог пообщаться с основным актерским составом фильма: Майклом С. Холлом, Дэниэлом Рэдклиффом и Дэйном ДеХааном.

Что именно привлекло вас в сценарии и персонажах? Было ли что-то, что действительно удивило вас в вашем герое, что-то, чего вы не знали ранее?

Дэйн ДеХаан: Люсьен Карр стал для меня абсолютным открытием. Я действительно не знал, что он существовал, и не знал, что эта история произошла в реальности, так что все это было, своего рода, сюрпризом. Люсьен - харизматичный экстраверт, поэтому, думаю, что эта роль отличается от работы, которую я делал в прошлом. Он действительно сложная личность. Казалось, он человек такого склада, что мне будет очень трудно его понять, и это отчасти то, что привлекло меня к роли. Карр, в целом, был совершенно новым человеком для меня.

Дэниэл Рэдклифф: Чтение дневников Аллена, которые он вел, будучи подростком, в сочетании с персонажем, который я увидел в сценарии – представили мне кого-то, кого я сразу нашел очень симпатичным. Судя по тому, что говорят о нем его современники, Аллен был добрым, милым и компанейским человеком. Кроме того, дневники показывают, что у него была огромная уверенность в своем интеллекте и очень богатый внутренний мир, хотя это не вяжется с тем, что он подарил миру в то время, потому что тогда он был достаточно закрытым и застенчивым молодым человеком. Гинзберг, безусловно, интересный персонаж независимо от того, что он был блестящим поэтом.

Майкл С. Холл: Я знал об этой истории, так как в свое время прошел через период увлечения творчеством битников, и я был восхищен тем, как эту историю рассказали в своем сценарии Джон Крокидас и Остин Банна. Я был взволнован возможностью гуманизировать своего персонажа и посочувствовать ему, так как он был, своего рода, подстрочным примечанием становления движения битников. Его, пожалуй, можно охарактеризовать как легкомысленного сталкера, но мне нравится, что фильм заостряет на нем внимание. Это привлекло меня.

Майкл, ты смог провести исследования о личности Дэвида Каммерера?

Майкл С. Холл: Да, хотя информации, относительно, немного, но ее достаточно в «Книге мучений и уловок» и в ранних дневниках Аллена Гинзберга. Там есть некоторые подробные и, возможно, наиболее реалистичные описания встречи Гинзберга с Дэвидом Каммерером, так что эти источники были действительно полезны. Того что я нашел хватило, чтобы я смог сделать осознанный выбор и заполнить пробелы. Я провел некоторые исследования, но это, скорее, был творческий процесс.

Дэниэл, ты прошел долгий путь, начиная с того времени, когда ты был актером-ребенком в фильмах о «Гарри Поттере». Твое актерское мироощущение сильно изменилось за это время?

Дэниэл Рэдклифф: Да. Начиная с того момента, как закончились съемки «Гарри Поттера» я совершил большое путешествие, я имею в виду, что никогда, прежде, не работал с разными командами или с разными группами актеров. Фильм «Женщина в черном» снимался в Англии, а если вы работаете в Великобритании, то никогда не будете работать, не зная кого-то из команды, потому что английские продюсеры приглашают тех же самых людей. Так что съемка в «Убей своих любимых» - стала потрясающим опытом для меня, потому что на площадке не было ни одного знакомого мне человека. Было такое ощущение, как будто я начинаю все заново, и это, действительно, было захватывающе. Джон Крокидас обучил меня методам и способам работы, которые мне никто и никогда не показывал прежде. Думаю что работа в «Убей своих любимых» помогла мне профессионально вырасти с того момента как я сыграл в мюзикле «Как преуспеть в бизнесе, ничего не делая».

У творчества писателей и поэтов битников есть какое-то неизменное влияние и, кажется, что каждое поколение ощущает это влияние, в некотором роде. Почему, как вы думаете, битники обладают таким влиянием?

Майкл С. Холл: Я думаю, что мы все чувствуем волновой эффект культурной революции, которую они, возможно, начали. Думаю, что восхищение их работой, вероятно, совпадает с тем периодом, когда человек приходит к пониманию, что некоторые соглашения и нормы могут ограничивать внутренний мир и свободу мироощущения. Это перекликается с пониманием и желанием сломать эти границы или разорвать сдерживающие вас эмоциональные путы.

Дэниэл Рэдклифф: Как человек, который вырос за пределами Соединенных Штатов, я использовал, в качестве своего способа подключения к битникам - панк-движение зародившееся в период между 1975 и 1979 годами, потому что это движение обладает такой же будоражащей энергией нигилизма.
Мой учитель английского языка говорил - и эти слова, безусловно, относятся к битникам - что в мире существует два типа поэтов: есть люди, которые пишут стихи о своей жизни, а есть люди, которые живут в соответствии с политикой государства и пишут только об этом. В творчестве битников есть дикая энергия, которая исходит от каждого произведения, и даже если вы не понимаете подтекста, потому что, часто, их поэзия невероятно образно-ассоциативная, вы можете почувствовать ритм и волнение от стихов.

Дэйн ДеХаан: Я думаю, что их влияние на современное общество, является, отчасти, совершенно поразительным. Дело не только в том, что их книги до сих пор печатаются, продаются и читаются, но и в том, что битники были первыми хипстерами. Я живу в Бруклине, и не могу пройти по улице, чтобы не столкнуться, по крайней мере, с 10 людьми, одетыми, как Джек Керуак. Это реальное безумие. Их книги оказали огромное влияние на многие поколения, но и стиль их одежды все еще резонирует сегодня.

Когда вы играете людей того времени, это сильно отличается от тех съемок, когда вы играете современных персонажей?

Дэйн ДеХаан: Да, безусловно. Не то, чтобы нам приходилось делать невероятное сознательное усилие, хотя, конечно, люди того времени говорили по-другому, но я думаю, что в сценарии проделана прекрасная работа по воссозданию персонажей, их личностей, а также эмуляции того, как они изъяснялись в 40-ых. Нам было достаточно иметь представление о том, что происходило тогда вокруг этих персонажей, и понимать какой политики придерживалась страна в то время. Наши герои были талантливыми людьми, но если бы они выразили то, что они действительно чувствовали, их бы признали преступниками и посадили в тюрьму. Так, что, очевидно, события того времени оказали глубокое влияние на то, как мы играли.

Даниэл Рэдклифф: Я хочу привести один пример со сценой, где Дэйн и я целуемся в парке. Мало того, что это очень важный момент, потому что Карр хочет впервые поцеловать Гинзберга, но также он должен с опаской оглядеться вокруг и убедиться, что рядом никого нет, и никто их не увидит.

Майкл С. Холл: Я согласен со всем вышесказанным, а также хочу отметить великолепную работу, которую проделали наши художники по костюмам. И, конечно, сценарий настолько хорошо передал эпоху, что ты просто начинаешь жить в этом мире, который согласован с определенной обстановкой. У всех нас есть какие-то фишки, которые помогают: слушаем ли мы музыку или надеваем одежду того времени.

Вы проводили исследования о временах битников? Правда ли что фильм «Джильда» был для вас большим вдохновением?

Дэниэл Рэдклифф: Для меня было очень полезно слушать музыку того периода. Даже если эта музыка была написана не в те годы, о которых идет речь в фильме, есть мелодии, звучание которых ассоциируется с определенным периодом времени. Я много слушал певицу Джо Стаффорд, о которой я никогда не знал прежде.

В фильме, Аллен и Люсьен очень рады нарушить установленные порядки литературных догматов. Можно утверждать, что как актеры, вы сыграли несколько очень сложных ролей. Вы рады возможности бросить вызов довольно жесткой, может быть даже шаблонной стороне киноиндустрии, сыграв такие роли?

Дэниэл Рэдклифф: Хм… Я не уверен… не сказал бы, что я бросил вызов системе, но мне нравится думать, что если я делаю выбор, который кажется людям неожиданным или сложным, то это хорошо. Это не может быть плохо. Я не знаю, выражает ли этот фильм протест против индустрии, но я думаю, что мы, безусловно, три единомышленника, в том плане, что в сценариях, мы, прежде всего, ценим историю. Я думаю, что все мы в поисках сложного, но интересного материала.

Майкл С. Холл: Я, как правило, принимаю участие в проектах, которые, в той или иной мере, могут быть охарактеризованы как провокационные.

Все эти персонажи были настоящими людьми. Действительно ли это пугающее, играть реальных людей? Трудно ли сдержать свое суждение и изобразить их беспристрастно?

Майкл С. Холл: Это – развлечение, иметь некоторые реальные факты, на которых можно построить образ. И я считаю, что играешь ли ты вымышленного героя или реального человека, нельзя ставить осуждение во главу угла. В случае с Дэвидом Каммерером - я не думал о нем как о сталкере. Я думал о нем как о ком-то, кто полюбил неправильного человека и не смог с этим справиться.

Дэниэл Рэдклифф: Играя реального человека, вы действительно несете определенную ответственность, но как сказал Майкл: это развлечение. Есть огромное количество материала, на который можно опереться. У тебя есть знания о том, что твой герой сделал, что с ним произошло, и как он отреагировал на произошедшее. Таким образом, ты получаешь реальное понимание характера персонажа, и тебе не приходится начинать на пустом месте. Аллен – один из трех героев, к которому, вероятно, было легче всего найти сочувствие и сострадание. Я нашел его очень просто, но были моменты, когда им так легко манипулировал Люсьен, что мне хотелось хорошенько встряхнуть своего героя!
Кроме того, Джон Крокидас, немного снял с нас давление, сказав, что мы не должны слишком изучать своих персонажей. Мы не должны были соответствовать тем иконам, которыми они стали. Мы просто играли тех людей, которыми они были в тот момент их жизни.

Дэйн ДеХаан: Люсьен - был хитрым и сложным человеком, потому что, думаю, он усердно работал, чтобы удостовериться, что эта история никогда не будет рассказана и что никто и никогда не узнает о том что произошло, по крайней мере, до тех пор, пока он жив. Моя ответственность состоит в том, чтобы чтить этого человека, пытаясь выяснить правду и понять, кем он был в тот момент своей жизни. Не обязательно, чтобы Люсьен сам хотел быть изображен в фильме именно таким, но я попытался докопаться до истины с учетом тех фактов, которые у меня были. Что хорошо в том, чтобы играть реального человека - это, что под рукой есть настоящие исторические события и много работы уже сделано за вас. Просто нужно внимательно читать.

Кто-нибудь из вас играл реальных людей раньше или это было впервые?

Дэниэл Рэдклифф: Я играл сына Редьярда Киплинга в телевизионном фильме в Великобритании.

Майкл С. Холл: Впервые.

Есть так много эмоционально и физически интимных сцен в этом кинофильме. Какая сцена была самой трудной? Была ли сцена, которая помогла вам профессионально вырасти?

Дэниэл Рэдклифф: Есть одна сцена, которая действительно стала особенной для меня и это сцена, когда я возвращаюсь и обнаруживаю Люсьена, который говорит, что он уезжает вместе с Джеком (Керуаком). Это была сцена, которую мы действительно сыграли много раз, потому что именно этот момент был выбран для прослушивания. Это была сцена, которую меня попросили сыграть, когда я прослушивался на роль Аллена. Дэйн к тому времени уже получил роль, поэтому ему пришлось, на прослушивании, отыграть эту сцену миллион раз с другими актерами. Я волновался из-за этой сцены, потому что она настолько эмоционально сложная и, сыграв ее так много раз, я не знал, буду ли в состоянии сохранить те же чувства, которые испытал, когда впервые прочитал сценарий…
В день, когда мы начали снимать сцену, Джон попросил команду освободить съемочную площадку, чтобы мы могли порепетировать, а потом отвел меня в угол и дал мне установку: «Чтобы ни случилось, просто не позволяй Люсьену уйти». А потом он увел Дэйна в другой угол и сказал ему что-то, чего я не знаю. Затем он обратился к нам обоим: «Хорошо, теперь просто импровизируйте, без сюжета». По идее, для кого-то, кто не привык работать таким образом, это должно было быть пугающе, но в тот момент я не почувствовал боязни, но затем, в течение двух минут, я плакал. Это просто было очень реально, и у меня никогда не было такого яркого и по-настоящему эмоционального опыта в тот момент, когда я играл роль… так, что это было довольно круто. Спасибо! (смеется)

Дэйн, что Джон сказал тебе?

Дэйн ДеХаан: Я не помню (смеется). Я вообще не уверен, что это когда-либо происходило ... Нет, шучу, конечно, но я действительно не помню, что он сказал мне.

Какая сцена была самой трудной?

Дэйн ДеХаан: Я не знаю. Это довольно сложный вопрос для меня. Когда вы делаете фильм за 24 дня, каждый день представляет собой проблему и каждая сцена, по-своему, является сложной задачей. Есть много трудных сцен в этом фильме, которые мы должны были сделать очень быстро. Сцену, где я и Дэниэль сидим на ступеньках библиотеки Колумбийского университета, и он пытается убедить меня остаться, мы сняли за 12 минут. Я думаю, что это хороший пример того, насколько сложным материалом является этот фильм.

Майкл С. Холл: И вода в реке Гудзон была довольно холодной. Я удивлен, что Дэйн не упомянул об этом, потому что в тот момент на нем не было одежды. Я согласен с Дэйном - действительно трудно выделить какую-либо сцену, но лично для меня, самым трудным было осознание того, что мой персонаж живет в тисках неудовлетворенной страсти – очень сложно жить и терпеть постоянные мучения.

Дэниэл, тот танец который ты танцевал в комнате общежития был импровизацией или его подготовили заранее?

Дэниэл Рэдклифф: Большое спасибо! Это была одна из тех странных вещей, где песня, под которую я танцевал, была совсем не той песней, которая потом звучала в кино, и я знал об этом. Поэтому пытался танцевать под музыку и сделать танец очень невразумительным (смеется). Так вот мой невразумительно-джазовый танец вы и увидели!

Категория: Интервью | Просмотров: 2041 | Добавил: Michaelchallic | Рейтинг: 5.0/4
Полное или частичное копирование материала без указания ссылки на michaelchall.ucoz.ru запрещено.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
МЕНЮ САЙТА:
РАЗДЕЛЫ:
Видео [84]
Киноработы Майкла С. Холла [260]
О Майкле С. Холле [175]
Интересные факты [75]
От администрации [43]
Интервью [167]
Private life [76]
ВХОД:

КАЛЕНДАРЬ:
«  Ноябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
ПОИСК:
СТАТИСТИКА:

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
МИНИ-ЧАТ:
Русский фан-сайт Майкла С. Холла © 2016
Все текстовые, графические и мультимедиа материалы, размещённые на сайте, принадлежат их авторам и демонстрируются исключительно в ознакомительных целях. Оригинальные материалы являются собственностью сайта, любое их использование (или модификация) за пределами сайта допускается только с размещением действующей ссылки на данный ресурс. Для корректного просмотра и работы сайта рекомендуем использовать браузер: Mozilla Firefox.
Сайт создан в системе uCoz